Андрей Белый

“Мгла - лишь ресницами рождаемые пятна”

Детальная информация ukrainian women на сайте.

SEO Dubai

Стих и смысл "Медного всадника"

(Обсуждение книги Андрея [ Белого > «Ритм как диалектика» в Государственной академии художественных наук)
Подготовка текста, публикация, вступительная заметка и примечания М. В. Акимовой и С. Е. Ляпина
(Резюме)

В 1929 г. вышло в свет исследование Андрея < Белого > «Ритм как диалектика и „Медный Всадник“». В этой книге был открыт новый метод изучения стихотворного ритма в связи со смыслом поэтического произведения. Автор предлагал искать своеобразие ритмики в чередовании строк, сходных или несходных по звучанию. Текст поэмы дробился на формально и тематически самостоятельные отрывки, коэффициент ритмического разнообразия которых надо было вычислять по специальной формуле. Результаты этих подсчетов, представленные в виде графика, составили «знаменитую кривую, где все отрывки с пониженным разнообразием ритма совпали с темой „Петр, Петроград и наводнение“, а все отрывки с повышенным разнообразием ритма — с темой „Евгений, его страдания, мятеж, смерть“». Из этого наблюдения Андрей < Белый > «сделал далеко идущий риторический вывод о революционности пушкинской поэмы» (М. Л. Гаспаров).

Работу А. < Белого > рецензенты приняли критически. Но неприятие вызвала прежде всего семасиологическая часть исследования, ее «субъективный импрессионизм»: «Превращение Пушкина в пролетарского поэта настолько очевидный абсурд, что тут уже никакая „кривая“ не вывезет!» (С. Малахов). В рецензиях высказывались также сомнения в правомочности выдвинутого < Белым > метода изучения ритма: например, В. М. Жирмунский не соглашался с тем, что ритм произведения определяется «сходством или контрастом соседних стихов» и что «различие между ритмическим качеством <...> стихов можно <...> измерить». Но никто из оппонентов < Белого > , выступивших в печати, не усомнился в правильности проведенного им первичного анализа ритмической формы, равно как и в точности математических выкладок, а такой крупнейший знаток русского стиха, как Гаспаров, даже назвал этот аспект исследования «вполне объективным и весьма небезынтересным».

Однако среди современников < Белого > оказался ученый, который прошел по его следам весь путь от разбиения текста на отрывки и просодического анализа строк до построения сводной кривой и ее семантической интерпретации. Один из крупнейших русских филологов XX века, Борис Исаакович Ярхо результатов своей проверки не напечатал, но в ноябре 1929 г. сделал на их основе доклад в Государственной академии художественных наук (ГАХН). Тезисы доклада сохранились; кроме того, в бумагах ученого удалось обнаружить конспект книги А. < Белого > и краткое изложение будущего доклада. Как показывают эти материалы, Ярхо обнаружил полную несостоятельность всех построений А. < Белого ] , так сказать, «сверху донизу». Издание тезисов Ярхо сопровождается обширным историко-научным комментарием, где аргументы докладчика дополняются собственными аргументами публикаторов.